Аграрии Северного Казахстана рассказали о своих проблемах

Уже неделю ведётся посевная кампания на полях Северного Казахстана. О её особенностях «КазахЗерно.kz» рассказали местные аграрии.

«Посевная на наших полях началась 18 мая. Завершено уже 70% посевных работ. Для того, чтобы повысить урожайность, на каждый гектар приходится вносить около 150 кг комбинированных — фосфорных и азотных — удобрений. Это позволяют наши посевные комплексы. Мы вносим удобрения при посеве. В этом году проблемы с поставкой казахстанских удобрений. К тому же отечественные удобрения уступают в качестве импортным – у них плохая грануляция. Они плохо обработаны антислёживателем. Люди закупили их, но не могут внести при помощи посевных комплексов. Их приходится разбрасывать, соответственно теряется 50% эффективности азотных удобрений от общего количества. Их не получается вносить через посевной комплекс, несмотря на приемлемые цены. В итоге мы несём значительные экономические потери. Та же беда и у фосфорных удобрений. Нельзя поставить их точный высев. Поэтому в этом году мы решили работать с отечественными удобрениями осенью, чтобы частично подготовить поля к сезону. Планируем довести общий объём до 250 кг на гектар. Вносить по максимуму будем осенью, а весной внесём азотные и растительные удобрения. Сейчас мы стали больше вкладываться в них, чтобы повысить урожайность. Можно получать урожайность и по 40 ц/га, если делать всё правильно. Есть хозяйства, которые вносят удобрения, но не работают по защите растений против болезней. И эта прибавка в несколько центнеров с гектара от применения удобрений минимально может быть нейтрализована той же стеблевой ржавчиной. Болезнь может забрать и большую урожайность – вплоть до 7% от фактического объёма. Поэтому всё нужно делать комплексно. Одно без другого не может быть. По зерновым культурам в плане профилактики болезней мы работаем несколько раз: протравливаем семена, потом работаем гербицидами, инсектицидами и в баковую смесь добавляем против болезней фунгициды. В фазе колошения выезжаем в третий раз. Вот поэтому получаем хороший урожай.

Сегодня реальная помощь от государства оказывается в приобретении пестицидов, а также дизельного топлива. С учётом субсидирования дизтоплива стоимость за литр составила чуть больше 170 тенге. На сезон небольшим хозяйствам необходимо 100 тысяч литров, на посевную – 25 тысяч. В среднем на приобретение удобрений затрачивается 30 млн тенге, столько же – на пестициды.

Большие проблемы у нас есть по части субсидирования. Иной раз кажется, что было бы лучше, если бы его не было вообще. Когда раньше мы работали с «КазАгроФинансом», у нас процентная ставка была 7%. Так продолжалось 2 года. Потом ввели государственную субсидию в поддержку аграриям. Процентная ставка стала 10%, из которых семь субсидировало государство, то есть мы ещё год поплатили 3%, а потом процентная ставка поднялась до 17%, из которых государство 10% субсидирует, 7% платим мы. Но поскольку бюджета никогда не хватает на эти субсидии, с прошлого года их никто не платит, и вся нагрузка ложится на нас. Если бы сделали комфортную процентную ставку, нам было бы так удобнее. Государство оказывает помощь, но следует направить эти деньги были на удешевление этих 7%. Лучше бы те деньги, которые выделяют на субсидии, вложили бы в процентную ставку, чтобы минимизировать её — и было бы комфортно работать. Когда люди приходили и брали лизинг – не у всех же есть неограниченные финансовые возможности – некоторые приходили и надеялись: «Я куплю комбайн новый, у меня земли мало, и мне государство просубсидирует эту процентную ставку», — а потом оказывалось, что у государства нет денег, и этот фермер оставался и без денег, и без техники, которую у него изымали. Гарантии у человека нет, что ему заплатят эти деньги. Даже с учётом возможности делать заказ на субсидии в электронном варианте, мы не могли себе порой их оформить на протяжении нескольких лет через «Колдау», поскольку был элементарный сбой программы – никто этим не занимался. Люди три года покупали новую технику, но не могли получить субсидии в размер 25%. По инвестсубсидиям ставка составляет 25%, но сейчас ввели утильсбор на технику. В прошлом году по этому поводу было много шума. Сумма уплаты утильсбора практически равняется сумме субсидирования 25% сельхозтехники. Если бы не было этих субсидий, ничего бы не изменилось, а цена на технику была бы намного ниже. То есть мы один трактор К-700 покупали за 34 млн, а сейчас с учётом утильсбора добавилось 9 млн тенге, и теперь его приходится покупать за 44 млн с копейками. То есть помощь государства как бы и не видна. 

По результатам прошлого года урожайность наших полей составила 20–22 ц/га. В позапрошлом году она была 25 ц зерновых с га. По рапсу – 24. Средняя урожайность зерновых на наших полях составляет 20 ц/га. Используем иностранную, в т.ч. и американскую технику. Сейчас радует, что техника из ближнего зарубежья стала конкурентоспособной. Нам проще купить хороший высокопроизводительный комбайн за 70 млн, нежели один «Джон Дир» за 200 млн тенге. В течение 5–7 лет, если люди на нём не меняются, он остаётся в прежнем состоянии. За это время, как правило, поломок у них нет. Поэтому через 5–7 лет работы на нём мы можем продать его в хозяйство поменьше и купить новый. У нас есть кому работать на новой спецтехнике. Любой комбайн через 10 лет будет старым, и «Джон Дир» не исключение: как и любой другой, после указанного срока эксплуатации он займёт своё место под забором. Его никто не купит «бэушным». Деньги с него не вернёшь, а сумма будет затрачена немаленькая. И это всего лишь один комбайн. А есть же ещё трактора и различные опрыскиватели.

Поскольку успеваем обработать наши поля в срок, то и результаты себя оправдывают. И этот показатель реально удерживать при любых погодных условиях. Средний результат в 20 га реален даже в условиях засухи. Главное, чтобы поля были чистыми и удобренными. Результаты нынешнего года определят осадки. Но, думаю, в этом году мы сработаем порядка двух тонн зерна. В этом году мы работаем анкерным сошняком – он сберегает влагу. Поля у нас чистые, подготовленные. Мы 100% пашем зябь. Чтобы сохранить влагу, мы сняли «лапу». Если сорняки на поле есть, мы боремся с ними химическим путём или проводим боронование. Поля вспаханы глубоко, почва мягкая. Перед посевом провели боронование — механическую борьбу с сорняком. Сеялка его не убирает. Поэтому, где получается, мы боремся с сорной травой механически, где не получается — химически.

Поскольку в последние года клейковина не была сильно востребована на рынке, мы перешли на высокоинтенсивные сорта. Они не предполагают высокого содержания клейковины, но зато у них хорошая урожайность. Это либо третий пограничный, либо четвёртый класс. Клейковина составляет в среднем 20 (по шкале ИДК-1). Мы сейчас дошли до того, что мельницы перерабатывают на муку даже пятый класс зерна, поскольку основная масса экспортируется в страны Средней Азии, где мука для хлеба более грубого помола, нежели у нас. Наше зерно реализуется и внутри страны, и идёт на экспорт. Стоимость зерна за тонну в прошлом году составляла 90 тыс. тенге. Уже почти 2 года держится одна и та же цена.

Когда в эксплуатации у хозяйства небольшая площадь земли, лучше смотреть на западные страны и Канаду. В Канаде нет таких хозяйств, у которых есть по 20–30 тыс. га земли. Там все имеют по 2–3 тыс. га, но при этом работают очень эффективно. На нашей площади вполне можно иметь по 30 ц/га. Я выезжал в США, видел, как они работают. У них всё максимально «заточено» на сохранение плодородия и получение урожая. У нас во многих хозяйствах не отлажен севооборот, не хватает удобрений.

К сожалению, у нас не даётся фермерам элементарное профильное образование. Допустим, сын-программист решил продолжить дело отца-фермера. Но он не знает, как правильно работать с землёй. Нужно ему объяснить, что, если вложить 3–4 тысячи в гектар, можно получить 5–6 центнеров в виде прибавления урожая. Нужно людям, не имеющим агрономического образования, донести, рассказать, сформировать определённую модель, минимальный набор требований, чтобы работать на поле. Этому человеку нужно показать разницу. Тогда он увидит, что и при минимальных вложениях можно получать хороший урожай. Для начинающих фермеров это важно. Науку нужно проводить в массы. Это нужно для того, чтобы люди стали грамотными, и их сложно было склонить в ту или иную сторону разнообразными рекламными предложениями, зачастую на деле оказывающимися далеко не столь эффективными. Нужно стремиться самому получать агрономические знания, чтобы достойно развивать сельское хозяйство. Не лишним было бы, если бы государство предусмотрело какие-то курсы для начинающих фермеров. Когда каждый увидит положительный результат от своей работы – тогда появится и интерес её продолжать. Поэтому важна и грамотно поставленная просветительская работа».

Добавить комментарий