Несмотря на капризы погоды

Несмотря на капризы погоды

Карабалыкская СХОС в прошедшую посевную оказалась в таких же условиях, что и все костанайские аграрии. Тем не менее, здесь умудряются получать стабильно высокие урожаи. Понятно, что на научной станции по-другому быть и не может. И все же небольшие секреты успеха мы выведали у заместителя руководителя СХОС по научной работе Владимира Чудинова.

— Если говорить о прошедшей посевной то замечу, что климатические условия этого года были довольно-таки неоднозначными, — говорит Владимир Анатольевич. — Сама по себе весна была, в общем-то, поздняя, потом снег быстро сошел и скажем так, что плавного перехода от весны к лету у нас не было. То есть – сразу лето. В принципе, влага была, поэтому мы традиционно не стали ускорять этот процесс. Опытная станция никогда не была сторонницей раннего сева, мы всегда придерживались оптимальных сроков. Начало посевной у нас приходилось на 15–16 мая зерновых культур, и заканчивалась она к 1 июня.

В этом году мы в эти сроки и начали, но так как парк техники у нас хорошо обновился, то позволяет доводить суточную выработку до 800 гектаров. А у нас зерновой клин составляет чуть более семи тысяч га, поэтому мы числа 18 немножко притормозили на 2–3 дня посев.

Так и получилось, что закончили посевную к 27–28 мая. Состояние посевов сейчас достаточно неплохое, особенно по паровым полям, мы их засевали в последнюю очередь, влага там была. Оценка в общем хорошая. Несмотря на жаркие условия, именно жаркие, а не засушливые.
Потому что на момент посева запас влаги был близок к среднемноголетнему.

— Ваши ожидания – сейчас вам нужен дождь, вы его ждете?

— Дождя мы все ждем. На данный момент 7 миллиметров выпали в начале июня после посевной. Этого, конечно, недостаточно, но стресс после жары с растений сняли немного. И на данный момент где-то около 70% посевов у нас находится в фазе начала кущения и дождь нам нужен числа после 15 июня. Это на начало кущения. И числа с 27 июня по 1 июля.

— Прогнозы погоды обнадеживают?

— Сводку смотрим постоянно. В принципе, надежды есть. Но заметно, что климат меняется, и года с засушливой весной это доказывают. В любом случай годовой уровень осадков практически сейчас не меняется – больше 350–420 мм в год в первой зоне Костанайская область не имеет. Сместился сам маленько максимум. Если раньше мы наблюдали июньский максимум, июльский, то в последние годы остается только июльский максимум. И как правило, дожди начинаются с 1 июля и продолжаются по 10-15 число, имею в виду эффективные осадки.

— Климат сильно изменился?

— У нас на станции метеонаблюдения ведутся с 1931 года. За этот период потепление составило более 4 градусов. Это значительный показатель. И причем это потепление не за счет лета, но и за счет зимних месяцев тоже. Морозы в 30–40 градусов, конечно, есть, но их продолжительность сократилась. И уровень осадков в зимние месяцы стал выше, в летние – меньше. Максимум, поторюсь, остался июльский. А по биологическим особенностям растений, скажем так, максимальное водопотребление той же самой пшеницы идет в фазу «конец трубкования-начало колошения». Когда идет цветение, налив зерна – вот тогда и воды нужно много. Сейчас, к примеру, в начале кущения, ей нужно где-то 30% от общей влаги, потом на трубкование и колошение еще процентов 50, и 20% — уже на созревание.

— Объяснение есть такой переменчивости климата? Это цикличность или экология?

— Наверно есть, но на этот вопрос ответ должны давать метеорологи.

— Я знаю, что ваши семена влет уходят…

— Да мы практически все распродали. Осталось немного Омской-36. А новые сорта все ушли. Основной объем той же Айны ушел еще до Нового года. Отзывы хорошие по сравнению со стародавними сортами. Политика станции сейчас идет на ускоренную сортосмену.

— На какие сорта вы сейчас делаете упор?

— Из новых сортов это Айна, Фантазия, На производственный, промышленный объем выходим по новому сорту – «Ламис», им засеяли 100 га. В этом году большой реализации его не будет. Но в будущем, когда им будем засевать 500 га тогда реализация будет побольше. Это новый засухоустойчивый сорт. Есть еще пара перспективных линий по засухоустойчивости. То есть сейчас мы работаем в двух направлениях. По мягкой пшенице это засухоусточивость, традиционная наша селекция. Мы всегда над ней работали, взять туже Карабалыкскую-90, Казахстанскую раннеспелую – они все созданы как засухоустойчивые сорта. Сейчас у нас по засухоусточивости — Ламис, Фантазия. В дальнейшем, сейчас на госсортоиспытаниях находится Карабалыкская ранняя, которая придет на смену Карабалыкской раннеспелой.

Из интенсивных сортов, которые, скажем так, более отзывчивые на увлажнение, удобрения – это Айна и на испытаниях находится еще один сорт устойчивый к ржавчине, крестовой и стеблевой.

Если говорить о конъюнктуре сортов, то в любом хозяйстве должно быть не меньше трех сортов. Когда имея три-четыре сорта, всегда есть возможность получить средний урожай. То есть, если в сухой год дадут урожай такие сорта как Фантазия и Ламис, если увлажненный – выстрелит Айна. Средний урожай будет всегда. Рентабельность повысится.

— При этом хозяйство должно быть какой площадью — огромной?

— Любой. Можно и на тысячи гектар посеять три сорта. Особенно это касается товарных хозяйств где не занимаются семеноводством, но они могут эти семена купить у хозяйств-репродукторов, и посеять на товарные цели.

— Урожайность по станции какая?

— Урожайность станции выше средней по району на 4–5 центнеров. То есть если мы получаем 15,7 ц, то район получает 10. Потому что мы не ломали ни севооборот, ни систему земледелия. Чуть-чуть она конечно изменилась с советских времен. Некоторые культуры ушли. Такие как кукуруза. Но в основном присутствуют и масличные, и зерновые, и зернобобовые, то есть севооборот сохранился. Есть, конечно, нюансы по сохранению сортовой чистоты.

— Этой весной ваша СХОС помогала своим коллегам из Костанайского района. Почему вы справляетесь, а они нет?

— Мы помогли «Казак тулпары»… Мы же все находимся в одной системе НАНОЦ. «Казак тулпары» уже многие годы было убыточное, руководством было принято решение передать это хозяйство под наше крыло, то есть, можно сказать, они стали нашими подшефными. В прошлом году мы посмотрели что там творится Честно говоря, хозяйство в плачевном состоянии. Из всей площади там было обработано только 111 гектар, все остальное находилось в упадке. Поэтому в этом году ушла туда наша техника, мы благодаря ей подготовили и посеяли больше 600 гектаров льна. Вся остальная площадь будет пароваться. Наша задача на этот год — привести эти земли в порядок, чтобы в следующем году была возможность там посеять и пшеницу, и ячмень, ввести севооборот. На самом деле потенциал тех земель высокий. Вторая зона, те же самые южные черноземы, что и в ОПХ Заречном. Главное с ними работать. Почему они довели землю до такого состояния? Честно говоря я считал что таких заброшенных земель в области уже нет.

— Но у них же наверно была техника, кадры…

— Из своей техники там было два убитых кировца, которым требовался ремонт, поэтому нам проще было отправить туда высокопроизводительный трактор с набором орудий и посевной комплекс. Они пока справляются.

— А как у вас самих обстоят дела с кадрами, с научной работой. Есть проблемы?

— Проблемы есть и там и там. Хотя мы создаем условия. Если говорить о кадрах, то тут нам в первую очередь помогает расположение поселка, близость к райцентру, отремонтированная дорога, в планах ремонт домов, инфраструктуры, потом уже будем приглашать специалистов. С наукой посложнее. В планах есть у троих наших специалистов поступить в Курскую академию и защитить кандидатские диссертации

— Почему не в Казахстане?

— В Казахстане система другая. Тут надо, чтобы стать доктором PhD закончить очную докторантуру, но учиться очно находясь каждый день в поле невозможно. Да и уровень зарплаты научного сотрудника невелик, чтобы он за свой счет защищался. Но даже при этом станция старается выделять какие-то средства тем, у кого есть желание повышать уровень своих знаний, квалификацию… В этом вся Карабалыкская СХОС — выполняя государственную задачу по семеноводству, здесь не забывают о социалке. Станция помогает не только своим сотрудникам, но и школам, культуре, ветеранам и, как видим, даже своим коллегам.