Минсельхоз убивает мукомолов и птицеводов Казахстана

Россия 14 марта запретила экспорт зерна в страны ЕАЭС. Но при этом, оставила без ограничений экспорт муки. Это пример для Казахстана, как нужно поддерживать переработку сельхозпродукции на благо своей собственной экономики, пишет «КазахЗерно.kz». Содержание

Болезненный урок

Для Казахстана, в одночасье лишившегося российской пшеницы, это решение соседей стало очень болезненным. Однако, этот болезненный урок может принести много пользы, если будет усвоен властями РК.

Конечно, пока еще кипят эмоции. Особенно пострадали мукомолы и птицеводы Казахстана, которые с осени 2021 года сидели именно на российском зерне, поскольку оно было намного дешевле местного. В последние недели до введения запрета, российская пшеница с доставкой обходилась примерно в 115 тыс. тенге за тонну, тогда как казахстанская – в 120 тыс. тенге. Только благодаря этому дешевому сырью (а также более высокому транзитному тарифу для российских поставок в страны Средней Азии) мукомолы РК могли конкурировать с российской мукой на рынках Узбекистана, Афганистана, Туркменистана и Таджикистана. В Кыргызстане уже не могли: поскольку это государство входит в ЕАЭС, транзитный ж/д тариф для поставок туда не применяется, и российская мука спокойно вытесняет оттуда казахстанскую.

Но теперь после того, как поток российской пшеницы в Казахстан перекрыт, конкурировать с российской мукой казахстанские зернопереработчики не могут уже и во всей Средней Азии. На ж/д станции «Сарыагаш» российская мука, даже с транзитным тарифом, стоит дешевле казахстанского зерна(!), не говоря про «золотую» казахстанскую муку. А все потому, что после введения запрета в России цена на пшеницу осталось на прежнем уровне в 16,5 тыс. рублей за тонну, а в Казахстане зерно подорожало до 150 тыс. тенге за тонну (т.е. до 23 тыс. рублей, при нынешнем курсе). 

Виноваты сами

Так казахстанское мукомолье попало в очередной кризис, и вряд ли по итогам года оно доберется даже до прошлогодних 1,5 млн. тонн экспорта, не говоря про лучшие годы, когда за границу уходило более 2,8 млн. тонн муки.

В то же время, сокрушаясь о судьбе казахстанского мукомолья, нельзя не отметить тот факт, что россияне свои экономические интересы отстаивают чётко. Нам даже «предъявить» им нечего, поскольку на любое возражение по поводу запрета на поставки из РФ в РК последует встречный вопрос – «А где ваше собственное зерно? Почему вы не перерабатываете его?» 

И тут уже Казахстану ответить будет нечего: год за годом, начиная с того момента, как Асылжан Мамытбеков, тогдашний министр сельского хозяйства, объявил о перенаправлении сбыта казахстанской пшеницы с черноморских и балтийских портов на Среднюю Азию, зерно «сырьём» уходит в те же Узбекистан, Таджикистан и Туркменистан. Эти страны (также чётко отстаивая собственные экономические интересы) развивают собственное мукомолье на казахстанской пшенице. И нашего зерна забирают всё больше. В том числе, и потому, что от обеспечения своих внутренних потребностей перешли к экспорту муки, полученной благодаря переработке казахстанской пшеницы. Например, Узбекистана в 2020 году переработал именно для поставок муки в Афганистан почти 1 млн. тонн пшеницы из Казахстана. Вот где тот миллион тонн экспорта, которого недосчитались мукомолы Казахстана в прошлом сезоне!

Разве Казахстан не мог бы пойти по указанному Россией пути и запретить (или хотя бы ограничить через какие-то пошлины или иные платежи) поставки зерна в Узбекистан? Пускай покупают муку!

Да, мог бы. И такие меры прошлой осенью мукомолы страны рекомендовали правительству. По этому вопросу шли мощные баталии. Однако, лобби зернотрейдеров убедило власти (в том числе, за счёт банальных приписок), что пшеницы в стране предостаточно. Понадеялись на то, что весь «воздух» удастся наполнить содержанием за счёт перетока из России. И ведь удавалось – до 14 марта. А потом наступил конец – и импорту зерна из РФ, и многочисленным мельницам страны. Теперь они под угрозой потери не только внешних рынков, но и собственно казахстанского – на полках магазинов все больше российской муки. И эта тенденция будет нарастать, пока Минсельхоз РК и все правительство за ним следом старательно закрывают глаза на происходящее. 

Закрытые глаза Минсельхоза

Чего можно ждать дальше? Естественно, роста цен на хлеб. Да, социальные «серые» булки за счет «Продкорпорации» останутся более-менее на прежнем месте. Но вся остальная продукция неминуемо подскочит в цене – вся кулинария и макаронные изделия. Кроме мукомолов пострадали и животноводы, ведь остановка зернопереработки означает отсутствие отрубей – самого доступного корма для скота. Заменять их придется дорогим фуражом. Значит, дороже будет молоко и вся молочная продукция.

Кроме того, без российского зерна остались и птицефабрики, которым нужны и пшеница, и ячмень. И без того дорогое отечественное зерно за последние два месяца для них выросло в цене почти в полтора раза. Это приведет к тому, что подорожают яйцо и мясо птицы – одни из наиболее важных социальных продуктов питания. И им придется конкурировать с российским и белорусскими курятиной и яйцом, которые неминуемо окажутся дешевле казахстанских. 

Какие еще аргументы нужны для того, чтобы Минсельхоз РК наконец-то обратил внимание на важность сельхозпереработки и перестал строить всю отрасль только от продажи сырья? 

В качестве контраргумента чиновники и зернотрейдеры любят приводить пример «развитых» стран вроде Австралии и Канады, которые продают большие объемы пшеницы и других сельхозкультур «сырьём». Но извините, они продают излишки! Их собственные переработчики не сидят без зерна, с незагруженными мощностями. Случись такое, и правительства этих стран тут же ограничили бы вывоз того, что можно (и нужно) перерабатывать самим, генерируя добавленную стоимость. Потому что любой грамотный человек понимает – добавленная стоимость – это основа процветания экономики.

Жаль, что в казахстанском Минсельхозе грамотных людей нет. 

Добавить комментарий